talliori: (Рада всем!)
[personal profile] talliori

Жила-была деревня, и простирался вокруг нее густой лес. Ни с кем местные не общались, жили своим укладом, и всего у них было вдосталь. Но вот с сапожниками испокон веку оказывалась беда. Обувь шили отвратную. Сапоги после дождика разваливались, нитки гнили, подметки после недели ношения каши просили. Даже поговорки бытовали: "дырявый, как сапог", "гнилая, словно калоша", "отпал, как подметка после лужи". По таким присказкам сразу делалось ясно, что иного деревенские сроду не видели. А на все упреки сапожники отвечали: "Дырявые? так у всех дырявые! вот посмотри, у Каракуя, у Стонодуя, у Длиннонога,  у всех такие же! Даже у МЕНЯ вон пальцы торчат! Сапоги дырявые всегда были и будут, нельзя ничего изменить, такова природа сапог. И жители тут такие, куда им недырявые сапоги? Иди накуй. Накуй, кому сказали, поклепник чертов!" И бросались в жалобщиков гнилой дратвой.

Более-менее крепкую обувку только старосты носили. Оно и верно, мозговали деревенские, крепкой обувки на всех не хватит, надо свое место знать! Сапожникам это только на руку было - знай шей рванину, как пирожки пеки.


Шли годы, скажу даже - века, и начали помалу общаться деревеские с соседями, что за дальним лесом жили.

То да се, капустой поторговали, девок пару замуж отдали, и тут оказалось, что сапоги у соседей не рвутся, хоть тресни. Кожу тамошние мастера брали лучшую, а не отходы на сыромятне, дратву надежную, без гнили, с пропитками всякими, подметки приколачивали мелкими цепкими гвоздиками, а случись авария - хозяева сапог тут же шли к мастеру, и тот чинил все бесплатно, ещё и давал запасные галоши. Мысль эта - что сапоги могут годами носиться - так деревеских огорошила, что сидели они неделю немые и глухие, только головами качали. А что же выходит, мы столько лет в рванине ходили зря?

И начали деревенские с "вечными" сапогами борьбу. "Дыры в подметке - наша история!", "Традиции пращуров прежде всего!", "Сгноим свои галоши раньше соседа Каракуя!" - эти и другие призывы зазвучали на каждом собрании, а жрец в храме прочел проповедь "Ветхая обувка - дар неба для очищения души". Не допустим, твердил, бездуховного преклонения перед целыми сапогами и надежной дратвой! Это все материальное, а надо думать о небесном.

И тут сын сапожника учудил. "Буду, батяня, - сказал, - сам жить, надежные сапоги шить". Разумеется, бунтаря, что на соседские монеты вздумал расшатать устои деревни, из дому изгнали. А целые сапоги запретили, как явление: закончив работу, сапожник обязан был сразу в подметке дырочку провертеть, голенище порвать, гнилостного зелья втереть или что-то ещё такое сделать. Ежедневно староста землякам пояснял, что целые сапоги - вред для казны, потому что человек раз в жизни крепкую обувку купит, ну, два от силы, а сапожнику с чего жить? А кожемяке, а прочему люду? А как смогут простые селяне заплатить за "вечные" сапоги? нет уж, нам бы так, как при дедах, помаленьку, зато одинаково. Староста при этом щеголял в сапогах из залесья, слегка измазанных для маскировки, но деревенские этим гордились. Вот, повторяли, какой у нас глава сильный и богатый, окраса деревни! может себе позволить! настоящий Хозяин!

Кровельщик, к слову, в деревне тоже работал спустя рукава: дождик мало в суп не лился. Вызывать мастера приходилось чуть не каждую неделю.

Бунтарь же юный поселился в лесу, за околицей, и начал там дело. Жил вначале трудно. Учился у соседей, охотился, у соседей добычу менял на инструмент и кожи. Но руки у него были умелые, голова - ясная. Помалу слава об этом мастере пронеслась по округе. И начали деревенские, особенно, кто помоложе или поупрямее, тайком к нему наведываться: учиться честному ремеслу, сапоги целые шить и просто беседовать. Через год вырос возле избушки молодого сапожника еще домик, ещё. Так помалу образовался в лесу поселок тех деревенских, кто не желал делать и носить гнилые сапоги, да ещё и выдавать их за добрую работу

Прознав о мастеровой заимке, в деревне запретили носить обувь вообще. И много еще чего запретили. Поскольку сапоги дырявые стали Знаком и Историей, их полагалось покупать раз в год и хранить в красном углу, а на зимний солнцеворот торжественно сжигать. Тех же, кого уличали в хранении целой обуви, могли и камнями побить. Кроме старосты, конечно.

Людей в лесной заимке делалось все больше, приходили туда из залесья, из дальних стран, изгнанники из деревенских, кто ноги унёс. И вырос там великий город, где все делали добрые вещи и уважали друг друга.

А в бессапожной и бескрышной деревне все простудились, обозлились и помалу исчезли. Остался один староста (ему-то поздоровее жилось), который бродил по округе и твердил, что целые сапоги - выдумка Повелителя Тьмы. Так и сгинул в лесу. Узнав, что бессапожники канули в историю, лесные мастера вернулись на землю отцов и начали жить-поживать да честно работать.

В дырявых сапогах еще какое-то время цветы выращивали.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

April 2017

M T W T F S S
     12
34 5 6789
1011 1213 141516
17181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 24th, 2017 08:49
Powered by Dreamwidth Studios